Экзамен на пандемию: как вузы встречают новый вызов. Колонка Владимира Мау для РБK

Пандемия и стимулированный ею переход на дистанционное обучение не должны привести к падению качества образования и отказу от хорошо работающих институтов, таких как ЕГЭ.

Подробнее

Мы все сейчас проходим стресс-тест — люди и семьи, предприятия и организации, отрасли, страны. Естественно, это относится и к системе образования, и к каждому отдельному вузу или школе. Мы все сдаем экзамены: и те, кто завершает учебу и готовится к выпуску, и те, кто готовится к поступлению. Но не менее сложный экзамен сдают сейчас и те, кто должен организовать выпуск и прием, то есть сами учебные заведения.

В конце марта они в форс-мажорном режиме перешли на дистанционное обучение. Это было непросто: я бы сравнил ситуацию с прыжком на ходу из одного автомобиля в другой. И одновременно мы начали готовиться к приемной кампании, которая, как уже в марте было понятно, также должна быть организована по-новому. Однако при всей необычности ситуации и новизне технологий задача, которую нам предстоит решить, не изменилась — вузы хотят получить лучших студентов и в своих программах соответствовать их запросам и ожиданиям. Ведь, как и во все времена, лучший университет — это тот, в котором учатся лучшие студенты.

 

Нужен ли единый госэкзамен

 

Один из вопросов, который приходится часто слышать в эти дни, — о перспективах ЕГЭ. Звучат предложения о его отмене в этом году. Острота ситуации требует решительных действий, однако это не повод для разрушения существующих институтов.

Единый госэкзамен уже 11 лет действует в штатном режиме и является основным выпускным экзаменом из школы и вступительным в вуз. Несколько лет ушло на его отладку, на обеспечение его надежности и прозрачности — и сейчас это эффективный институт с мощным антикоррупционным потенциалом.

При всех сложностях проведения ЕГЭ в современных условиях было бы неправильно и недальновидно от него отказаться. Чем его заменить? Экзамены в школе, тем более в стрессовой ситуации, не дадут объективного результата.

Вступительные экзамены в вузах также не являются эффективным выходом из положения. Во-первых, абитуриенты не смогут поступать в несколько учебных заведений одновременно — а ведь это большое преимущество ЕГЭ, которое его критики почему-то всегда забывают. Во-вторых, это создаст новый стресс для родителей и абитуриентов, на протяжении достаточно длительного времени готовившихся к ЕГЭ.

Можно предположить, что родители начнут срочно искать репетиторов, а точнее, людей, близких к вузам, которые они выбрали для поступления. Все это снизит уровень общественного доверия в столь чувствительной для всех сфере, как поступление в университет.

Уверен, что необходимо сохранить ЕГЭ, несмотря на все сложности этого года. И даже если из-за более позднего проведения экзамена придется сдвинуть начало учебного года на первом курсе — это будет проще, чем ломать показавшую свою эффективность систему.

 

Поступление в новом формате

 

Любая приемная кампания предполагает общение абитуриентов с приемной комиссией и представителями факультетов. Для абитуриента очень важно получить ответы на все вопросы. Причем часто важна не только информация, но и то, как она доводится, нюансы живого общения. Но в условиях 2020 года общение возможно только в дистанционном формате.

Поэтому одна из основных наших задач — сделать так, чтобы дистанционное взаимодействие с абитуриентами полноценно заменило живое общение. Мы в академии активно используем информационные ресурсы и соцсети, проводим дни открытых дверей онлайн.

Но поступление в вуз — это двусторонний процесс. Сейчас должна возрасти и ответственность абитуриента за его действия. Это прежде всего касается подачи заявлений в несколько вузов и на несколько направлений подготовки. Возможность совершать действия, не выходя из дома, позволяет быстро менять решения. Поэтому хочу обратиться к абитуриентам с просьбой вести себя корректно и оперативно информировать все приемные комиссии о своем выборе — зачислены вы или отзываете заявление.

Период приемной кампании и в обычной ситуации психологически очень сложен для абитуриентов и их родителей. Это и большая нагрузка на вузы. А в современной ситуации сложности многократно возрастают. Поэтому главное — с пониманием и терпением относиться друг к другу.

 

Как мы будем учить и учиться

 

К чему же готовиться в предстоящем учебном году? Сегодня учебный процесс ведется дистанционно, причем на основе существующего расписания. Преподаватели выходят в онлайн и ведут свои занятия так, как они это делали бы в аудитории.

Обсуждая перспективы нового учебного года, мы отрабатываем готовность к любому развитию событий — в зависимости от эпидемиологической ситуации. Мы понимаем, что ситуация еще долго может оставаться неопределенной. Студенты, абитуриенты и их родители могут сомневаться, стоит ли ходить на занятия в аудитории. Еще более это относится к многочисленным студентам, которые приезжают к нам из других регионов. Мы хотим оставить для семей максимальную свободу маневра. Поэтому мы решили, что даже в случае полноценного возобновления обучения у первокурсников остается выбор — они смогут учиться дистанционно и вернуться к традиционному обучению позднее, равно как и полностью остаться на дистанте, получая тем не менее полноценное очное образование. Такой подход должен быть особенно привлекателен для студентов из регионов: ведь некоторым из них будет сложно жить в столице в условиях нынешней непростой экономической ситуации.

Вариативность программ усложняет работу вуза. Мы исходим из того, что переход в дистант не должен вести к снижению качества образования. Речь идет не о заочном образовании, когда контакты студента и вуза крайне ограничены. При дистанционном обучении студент постоянно находится в контакте с преподавателями — возможно, даже большем, чем в традиционном формате.

Кроме того, дистанционное обучение предполагает тьюторскую поддержку, что опять-таки удорожает его для вуза, но делает более удобным для самого студента. Иными словами, это очень сложная система, сочетающая традиционные и новейшие образовательные технологии.

Новые технологии позволяют более качественно донести контент до студентов — через индивидуализацию образовательных программ, включение в учебный процесс разного рода симуляторов, организацию проектной работы. Многие наши студенты уже участвуют в тренингах и конкурсах по виртуальному управлению фирмой или конкурсах социальных практик. Еще один новый вид образования, который сейчас быстро развивается, — так называемые массовые открытые онлайн-курсы (МООК). В какой-то момент их стали рассматривать чуть ли не как основной тренд. Но скорее они станут некоторым подспорьем, а не заменой традиционному образованию.

Для всего этого вузам предстоит изыскивать дополнительные финансовые ресурсы. А это очень непросто, особенно в ситуации кризиса.

 

Не только дистант

 

Однако при всей важности дистанционного обучения это только один из компонентов той новой модели профессионального образования, которая формируется на наших глазах. Существует несколько важных вызовов, на которые современные университеты должны уметь ответить.

Прежде всего, это резкий рост непредсказуемости нашей жизни. В условиях внезапно налетевшей на мир пандемии об этом можно было бы и не говорить. Но непредсказуемость связана и с динамичным развитием технологий. Этот фактор и раньше позволял понять: подготовка студентов должна существенно измениться. Выбирая специальность, молодой человек не знает, чем ему придется в жизни заниматься. Технологий, которые будут самыми передовыми при выходе его на рынок труда, на момент зачисления в вуз просто не существует. Успешный человек должен обладать гибкостью мышления, широтой кругозора и твердостью характера, чтобы соответствовать все более сложным вызовам времени. Помощь ему в приобретении этих качеств становится важнейшей задачей университета.

По моему мнению, ее можно решать в трех направлениях.

Во-первых, фундаментальность образования. Его очень просто определить — фундаментальные знания — это те, которые не устаревают.

В дополнение (но именно в дополнение) к фундаментальному образованию важны и soft skills, умение работать в команде и быть лидером.

Во-вторых, гибкость образовательного процесса, возможность в его ходе овладеть несколькими специальностями (специализациями). Это объясняет растущую популярность программ, реализуемых в модели liberal arts, что дает возможность студенту специализироваться сразу по двум направлениям. Интересно, что эту модель обычно хуже понимают родители, сами оканчивавшие вуз с одной конкретной специальностью. Но зато сюда активно стремятся молодые люди — их дети, гораздо яснее видящие перспективность такого образования.

Еще одной особенностью (и вызовом) современного образования становится то, что наши студенты и слушатели все больше относятся к нему не как к покупке услуги, а как к инвестиции в будущее. Студентам все более нужен не формальный диплом, а знания и навыки. Спрос на более сложные (и более дорогие) программы оказывается выше, чем на более простые. И это, на мой взгляд, является важнейшей предпосылкой повышения качества образования. Ведь качественное образование возможно, только если общество предъявляет на него спрос.

И еще одно важное обстоятельство. Мы сейчас ведем работу по реорганизации пространства академии с учетом эпидемиологических рисков. При любом развитии ситуации работа будет построена таким образом, чтобы студенты и преподаватели избегали малейшего риска заражения. Но как хотелось бы, чтобы эти риски рассеялись как страшный сон и мы все вернулись бы к простым и привычным человеческим контактам!

 

© РАНХиГС