Лингвистика в помощь юриспруденции

14 декабря 2019 г. лекцию «Лингвистическая экспертиза в гражданском процессе» у студентов ПНБ-300 провёл Сергей Петрович Кушнерук – доктор филологических наук, действительный член Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам. Его экспертная специализация – судебная лингвистическая экспертиза, лингвистическая и реквизитная (техническая) экспертиза документов, стаж экспертной работы составляет 25 лет.

Подробнее

Лингвистическая экспертиза довольно часто назначается в делах о защите чести, достоинства, деловой репутации, при рассмотрении конфликтов, возникающих в связи с толкованием договора, иных гражданско-правовых документов.

Эксперт рассказал об особенностях взаимодействия «юрист – лингвист», предостерег от проявления типичных ошибок такого взаимодействия.

Так, Сергей Кушнерук обратил внимание на исходные условия успешного проведения экспертизы, а именно – необходимость и возможность проведения каких-либо исследовательских лингвистических действий вообще. Эксперт отметил важность материала исследования, его типологии, объема и коммуникативных свойств. Существенными для экспертных действий являются следующие параметры текстов: размер, стилистические свойства, коммуникативные функции, знаковый состав. Также было обращено внимание на проблему методов исследования и интерпретаций. Эксперт подчеркнул, что приведенные в заключение специалиста сведения являются научным анализом исключительно лингвистического материала, не включают оценок кого-либо из субъектов и их действий вне лингвистики и речевой практики.

Основная ошибка юриста при постановке вопросов эксперту – предложение разрешить юридические вопросы, или вопросы факта.

Например, в следующей формулировке вопроса эксперту: «Содержится ли в статье под названием «Принцип Чиполлино», опубликованной в журнале «N N» №…) от… марта 20… г. высказывания в форме утверждения о конкретных фактах нарушения ФГОУ ВПО «Ь Ь» законодательства или моральных принципов?», можно найти, по крайней мере, две ошибки. Во-первых, от лингвиста требуют ответ в области законодательства. Во-вторых, эксперту предлагается безосновательно подтвердить «конкретность фактов», а именно – реальность событий. Эти действия исключены в деятельности эксперта, они являются либо задачей следственных инстанций, либо судебных выводов (См.: Кушнерук С.П. Некоторые аспекты экспертного исследования как лингвотехнологического процесса).

Организаторами встречи выступили доценты кафедры гражданско-правовых дисциплин Светлана Семенова и Марина Козлова.